Чтобы образовательная услуга не стала медвежьей

Ученик действительно должен стать заказчиком своего образования

 

Многих людей сегодня сильно раздражает термин «образовательные услуги» и все, связанное с коммерционализацией образования. Учителя и журналисты едины во мнении: введение образовательных услуг, тем более платных, снизит уважение к учителю и уронит престиж образования. Чиновники отстаивают возможность использования в школе таких услуг, мотивируя свои действия потребностью введения новых, современных экономических рычагов. И те и другие забывают, что модель современной массовой школы заставляет учителей не служить детям, а прислуживаться начальству. Изменение ситуации возможно, причем именно за счет введения новой экономики, однако нельзя забывать: изменение должно быть системным, а не точечным; единственным регулятором новой системы образования может и должен быть главный заказчик образовательных услуг – ребенок.

 

Прислуживаться

Снизить уважение к профессии учителя в России невозможно – дальше некуда. Разве кто-то из родителей мечтает, чтобы его ребенок пошел работать в школу? Может быть, есть молодые люди, стремящиеся стать школьными учителями? 
Ввести дополнительные образовательные услуги, не убрав сложившуюся годами в школе систему прислуживания вышестоящим чиновникам, невозможно. Учителя вынуждены постоянно прислуживаться и отчитываться перед всеми, кроме… детей, которых учат. Если же педагог или директор школы отказывается прислуживать и хочет просто служить своим ученикам, он быстро становится неугодным для системы. Начинаются гонения, увеличивается система отчетности перед различными управленческими структурами, времени для работы с детьми не остается.
Прислуживание начинается, когда человек попадает в зависимость от тех, кто сильнее его, и хочет им угодить, приобрести их расположение. При новой системе поощрения учителя это особенно актуально: педагоги попали в зависимость от отношения к ним руководства школы, распределяющего прибавку к заработной плате. Так как систему отчетности в школе никто не отменял, а в дополнение к ней введен еще и неофициальный конкурс учителей по результатам ЕГЭ, учителя постоянно пишут дополнительные отчеты, участвуют в конкурсах и соревнованиях, всячески демонстрируют свою лояльность к приказам. Те, кто занимается этим, о детях вынуждены забыть: некогда заниматься мелочами. Те, кто не забывает и служит детям, становятся неугодны начальству. 
При таком распределении финансов в школе не может быть и речи о создании сети образовательных услуг, потому что услуга совершается в интересах того, кому служит человек. В нашей же школе сделано все, чтобы педагоги прислуживали только начальству, от которого зависят все больше и больше.

 

Услуга наоборот

Сегодня Министерство образования и науки во всеуслышание заявляет, что идет модернизация экономики образования. Однако все, что сделано – всего лишь еще одно перераспределение имеющихся средств и привлечение новых в старую образовательную систему. Чтобы это доказать, достаточно всего лишь одного факта: финансирование школ снова производится по вертикали, сверху (от чиновников разного уровня) вниз. Последнее звено в этой цепи – дети и учителя, работающие с ними. Увеличилось количество распределяющих средства структур (к федеральным присоединились региональные и местные власти). Напомним, что каждая из распределяющих финансы структур требует дополнительных средств на свое содержание, а результат их работы – увеличение количества инструкций и карательно-наградных санкций для учителей. То есть снова увеличивается количество людей, чье расположение должен завоевать учитель, чтобы его труд был оплачен.
Разделение учебного процесса на «обязательные предметы» и «дополнительные образовательные услуги» очень быстро приведет общество к еще большему расслоению (большинство родителей просто не в силах оплачивать никакие дополнительные услуги), а школу – к полному краху. Дело в том, что при такой поверхностной, плохо продуманной модернизации экономики неизбежно возникнут конфликты между всеми людьми, вовлеченными в процесс образования.
Резко увеличится количество конфликтов в семьях. Родители, имеющие средства, будут оплачивать дополнительные образовательные услуги и заставлять своих детей посещать оплаченные занятия. Дети из малообеспеченных семей начнут упрекать своих родителей в том, что те неспособны обеспечить им должное образование. В обоих случаях увеличится давление на детей, что может привести к массовым детским протестам: побегам из дома и другим нервным срывам. 
Появится (точнее, возрастет) кастовое противостояние между учениками. Страшно подумать, к чему это может привести.
Не снимется конфликт между учителями и детьми. На обязательных предметах педагоги, как и раньше, будут считать себя вправе применять к неуспевающим ученикам любые карательные санкции, вместо того чтобы повышать собственный профессиональный уровень и стараться научить каждого, начнут делать все от них зависящее, чтобы эти неуспевающие по обязательным предметам дети как можно меньше занимались «необязательными предметами». И снова главными заложниками и виновниками всех бед в образовании окажутся дети. 
Появятся и новые конфликты: между педагогами, ведущими обязательные предметы и дополнительные образовательные услуги. Последние во многих школах быстро станут изгоями, отвлекающими учеников от основного образования и пытающимися заработать как можно больше за счет привлечения родительских средств. С этой проблемой раньше сталкивались педагоги дополнительного образования, теперь конфликт перейдет в школу. Самое ужасное, что в этой борьбе взрослых снова пострадают дети, ведь именно они будут где-то не успевать, а значит, и виноваты будут именно они. Тупик.

 

Образовательная услуга

Только в одном случае образовательные услуги станут реальной и весомой частью образовательной системы: при введении прямого образовательного сертификата, единого для всех учащихся. Об этом почти двадцать лет назад сказал в своей работе «Школа-парк» российский ученый Милослав Балабан. Необходимость такой модернизации он обосновал очень просто, сфокусировав внимание на распределительном способе финансирования школы и унификации проверки результатов образования. 
Единственный аргумент его оппонентов состоит в утверждении о невозможности позволить детям самим выбирать путь в образовании. Они рассматривают ребенка как «чистую доску», на которой за десять-одиннадцать лет, проведенных в школе, нужно написать задуманную взрослыми картину. Растущий человек видится при этом как недочеловек, материал для воплощения амбиций и запросов взрослых. 
Тем не менее за прошедшие годы был проведен ряд исследований, опровергнувших такой взгляд на ребенка. Оказалось, что дети спокойно относятся к задаче выбора занятий, причем с одинаковым удовольствием посещают и «сложные» предметы (математику, русский язык и другие, включенные ныне в число «обязательных»), и другие, которые взрослые предпочитают считать «развлекательными» (танцы, театральные студии, спортивные секции). Самое удивительное, что при такой абсолютно доверяющей детям системе образования они предпочитают посещать серьезные занятия, на которых можно увидеть собственное продвижение, понять, что они действительно чему-то научились. Зачем тратить свои виртуальные деньги на то, чтобы просто похулиганить или поиграть? Этим можно заняться и после школы.
Такая система образования мощно стимулирует творчество учителя, его профессиональный рост. Дело в том, что ученики, выбирая для себя те или иные занятия, оценивают работу педагога: к тому учителю, который действительно делает все возможное, чтобы научить детей (который служит детям), всегда приходят много ребят. Если каждый ребенок не просто пробудет на занятии, но и расплатится с учителем за счет своего образовательного сертификата (Милослав Александрович называл такие сертификаты ваучерами), учитель получит за свой профессионализм деньги и будет в дальнейшем стремиться работать как можно лучше. Из заработанных средств учителя наймут на работу людей, осуществляющих общую координацию процесса (директора, завуча) и тех, кто будет вести хозяйство в здании, в котором расположилась школа. Вертикаль управления будет строиться так, как и положено в нормальном демократическом обществе: от заказчика услуг к координаторам, снизу вверх. 
Педагог, единожды в жизни испытавший счастье быть выбранным своими учениками, никогда не будет стыдиться им служить – оказывать образовательные услуги. Когда к тебе приходят десять, двадцать ребят, совершенно разных, отличающихся по возрасту, опыту, уровню знаний, с самыми неожиданными запросами, и просят: «Помогите мне научиться, пожалуйста», – начинается настоящая педагогика сотрудничества (если ее не будет, ребенку станет некомфортно, и он просто сменит себе учителя). Учитель старается понять, в чем суть запроса, каковы возможности именно этого ученика, вместе с ним находит оптимальный путь для достижения намеченной цели…

 

Служить

Вопреки всему настоящий учитель служит только своим ученикам в любой образовательной системе. Он закрывает двери класса и забывает о начальстве и руководстве, о директивных письмах и учительских конкурсах. Рядом – дети, пришедшие к нему учиться, а значит, им нужно помочь. 
Это возможно. Именно об этих людях пишут в газетах, их приглашают на радио и телевидение: смотрите, у этого человека все получается, к нему на урок (или в его школу, если речь идет о таком – настоящем – директоре образовательного учреждения) дети идут как домой… 
При этом все прекрасно знают, что речь идет лишь о счастливых исключениях из общего, отнюдь не счастливого, правила. 
Но может быть, стоит наконец-то перестать гордиться исключениями и пожалеть тех детей, которым не повезло, потому что им не встретился в жизни педагог, готовый в одиночку бороться со сложившейся системой, жертвуя собственным здоровьем, а порой и жизнью? 
Сделать исключение нормой можно, только разве тем, кому прислуживает вся сегодняшняя система образования, это нужно?

 

Центр образовательной стратегии и методологии «Школа-парк»

Тел: +79055418692

Email: schoolaspark@gmail.com

  • YouTube Социальные Иконка
  • Facebook Социальной Иконка