Школа как сфера услуг

Для государства?
Для родителей?
Для детей!

 

Cегодня часто спорят о том, должна ли школа быть частью сферы услуг. Однако на деле она является таковой уже долгие годы. Правда, заказчики этих услуг не реальные потребители, дети, как это должно быть, а государство. Именно оно планирует содержание образования, формулирует его цели и спрашивает с педагогов результат: хорошо ли выучили?
Параллельно государственному развивается частное образование, в котором заказчиками являются родители учеников. Эта ситуация более органична, чем «дирекция единого заказчика» в лице Министерства образования и науки. Но в ней есть и свои риски. Следуя заказам родителей: математика, английский, гарантия поступления в институт, школа, как правило, перестает быть пространством для развития и самореализации, творчества, разностороннего образования детей.

Так должна ли школа быть частью сферы услуг?

 

Мы все согласны! Только с чем?
Сегодня в школе декларируются «гуманный подход» и «личностное развитие». Однако нет и не может быть гуманной школы, если в ней одним людям оказываются услуги… по заказу других. 
Современная массовая школа появилась как заказ церкви: детей обучали грамоте для того, чтобы каждый мог самостоятельно прочитать Закон Божий – Библию. Однако бурное развитие наук и книгопечатания быстро привело к тому, что к детям стали предъявляться новые и новые требования: знакомство с огромным количе-
ством литературы, с последними научными достижениями… Число изучаемых предметов увеличилось настолько, что знать все это одному человеку невозможно. Но этот факт предпочитали и предпочитают не замечать.
И сегодня все делают вид, что забыли: в школе учатся дети, живые люди со своими потребностями, интересами, способностями, мечтами. Их, маленьких, отправляют в школу, приговаривая: «Если будете выполнять все придуманные нами правила, выйдете из школы достойными членами общества». 
…Когда в Америке впервые была опубликована книга Ивана Иллича "Общество без школы", тысячи родителей забрали своих детей из школ и создали систему домашнего обучения, которая с каждым годом разрастается, став, по сути, системой альтернативного образования в США.
С идеями Милослава Балабана в России соглашаются многие. Номинально. 
Он доказал, что школа должна быть сферой услуг именно для ребенка. И показал, что в рамках классно-урочной системы это невозможно. 
– Кто же с вами спорит? – говорили ему. – Конечно, дети – личности. Вот у нас есть личностный подход. И школа дает каждому право выбора – мы вводим профильные и даже предпрофильные классы. Есть множество частных школ, работающих по заказу родителей…
Сегодня все говорят о том, что детям нужно право выбора учебных предметов, а классно-урочное обучение не ругает только ленивый. Идет разработка единых стандартов «на условия» образования. Но это ничего не изменит. Ребенка как человека, имеющего право на собственную жизнь, на поиск и ошибки, на самопознание и самоопределение, по-прежнему не признают. Иногда кажется, что взрослые просто боятся своих учеников, своих собственных детей.


Родительский заказ на образование
По сути, он достаточно прост. Основной акцент делается на предпосылки будущего карьерного роста, а не на культурное развитие, самоопределение, психологическую комфортность. Родители словно борются со своими чадами: школа должна в детях что-то искоренить, что-то изменить, и вот тогда они станут людьми, приспособленными для жизни. 
Мало кто задумывается над тем, что это может привести к множеству психологических травм, к тому, что дети в массе своей вырастут болезненными, эгоистичными, не способными к творческому поиску людьми, привыкшими либо бездумно подчиняться, либо бороться с окружающими за возможность быть самими собой.
Дело в том, что во многом образовательный заказ родителей в России определяется не интересами ребенка, а все теми же железобетонными интересами государства.
Во-первых, даже частные школы должны дать своим ученикам аттестат государ-
ственного образца. 
Во-вторых, мальчики должны поступить в высшие учебные заведения прежде, чем их заберут в армию (опасности воинской службы не скрывает и министр обороны). 
В-третьих, большинство людей рассуждают примерно так: «Да, нас заставляли читать то, что было неинтересно, учить то, что никому не пригодилось. Мы страдали, но выросли хорошими людьми. Сейчас требования уменьшают, а молодежь ведет себя все хуже (старый, как мир, конфликт отцов и детей). Значит, нужно держать их в более суровых условиях». 
Вернуть все общество в авторитарный режим сегодня трудно, хотя многие об этом мечтают: «Нам бы более серьезного (читай – властного) руководителя, тогда и порядок будет». Проще это сделать через возвращение авторитарности в систему образования. Дети – они все стерпят.
Именно поэтому, на мой взгляд, путь развития школы как сферы услуг по заказу родителей учеников – тупиковый. Во всяком случае, он будет таковым в течение ближайших десятилетий. Сначала он приведет к деградации школы, где будут вводиться только «знаниевые» предметы, которые нужны для поступления в престижные вузы, исчезнут все творческие дисциплины – какой от них толк? А потом... Потом вырастут дети с массой проблем. Профессии, которые, по мнению родителей, престижны сегодня, станут совершенно неперспективными завтра – рынок труда изменяется слишком стремительно. Миллионы специалистов с высшим образованием будут невостребованны, и им придется переучиваться (а именно этого они делать и не умеют, потому что их никто этому не учил) или заниматься малоквалифицированным трудом. И тогда снова встанет вопрос: в чем же была ошибка их родителей, сделавших много лет назад заказ школе?

Дополнительные. 
 

А на самом деле – основные
В то же время образование как сфера услуг своим непосредственным клиентам, детям, продолжает существовать во всем мире и особенно развита в России. Это система так называемого дополнительного образования. Так называемого, потому что для многих это образование на самом деле стало основным. 
Общеобразовательную школу посещают, потому что так принято, так положено, чтобы получить аттестат, наконец. Но стоит задать вопрос: где и у кого вы получили настоящее образование? – разнообразие ответов просто ошеломляет. И редкий человек при этом начнет вспоминать школьные уроки или лекции в институте. Большинство вспомнит кружки и секции, походы и экспедиции. Туда они пришли по своей воле, жили и учились, не жалея ни сил, ни времени. 
Мне возразят: часто именно родители приводят детей в такие места! Да, конечно, потому что хотят, чтобы их дети нашли себя. При этом любой ребенок имеет право остаться в этом кружке или бросить его. Дома бывают скандалы, обиды, но право окончательного выбора остается, как правило, за детьми.
Понимая, что именно неурочное образование наиболее эффективно, хорошие директора школ, учителя вкладывают в него массу энергии и сил. Стоит прийти в незнакомую школу и спросить: чем вы отличаетесь от остальных? – как тут же услышишь: «У нас такой музей! Приходите к нам вечером на спектакль, это будет очень интересно! А как у нас ребята занимаются в турклубе! У нас в школе работает больше десяти спортивных секций!» Попросишь пустить на уроки, ведь именно они считаются главной частью основного образования, – в ответ грустное: «Да там нет ничего интересного, уроки как уроки...»
Некоторые учителя показывают занятия в виде мини-проектов, творческих работ... Уроки проходят интересно, а на экзаменах потом никто не спрашивает с ребят то, чему они научились на этих интересных, необычных уроках. На экзаменах проверяют знания в соответствии с программой и стандартами – в соответствии с государственным заказом. 
И приходится творческим учителям в 9–10–11 классах натаскивать учеников на тесты и решение никому не нужных, неинтересных задач, проклиная себя: «Лучше бы я не проводил все эти интересные уроки, диспуты, творческие работы, не приучал ребят к самостоятельному мышлению, не учил общаться, потому что никому это не нужно». 
Эти учителя пытаются выполнить заказ настоящих клиентов образования – детей, сделать учебу интересной, личностно значимой для них, но одновременно подчиняются заказу государственному – стандарту образования. И ставят своих учеников в двусмысленное положение, приучая их к одному, а требуя с них совершенно другое.
Милослав Балабан предложил еще один простой способ перехода к нормальной, гуманной школе: для этого нужно всего лишь сделать экзамены «открытыми», то есть разрешить на них пользоваться любыми источниками информации, включая интернет или опрос находящихся рядом людей. Идея появилась после того, как были опубликованы первые данные исследования PISA, согласно которому финская школа, в которой такие экзамены существуют уже давно, была признана лучшей в мире. Но это предложение не могло быть услышано чиновниками, активно распространяющими в России ЕГЭ – технологизированную систему проверки памяти детей. Идея открытого доступа к информации и схема ЕГЭ исключают друг друга.

 

За какой школой будущее?
Милослав Балабан никогда не призывал закрыть школу как институт. По одной простой причине: школы сегодня кроме обучения выполняют еще один важный государственный заказ: присмотр за детьми. Если лишить родителей возможности отправлять своих чад по утрам куда-то и быть при этом относительно спокойными за их жизнь, смогут ли они работать? 
Выход виделся в одном: в создании школы, которая будет присматривать за детьми и при этом работать как сфера услуг для них, а не для государства.
Будущее – за такой школой. Нигде в мире нет такой сильной инфраструктуры дополнительного образования, как в России, развивающейся не только в специальных учреждениях, но и в массовой школе. Нигде в мире учителя-предметники не вкладывают столько сил во внеклассную работу с детьми, не понимают так, как российские педагоги, всю важность этой работы. 
К сожалению, принятие стандартов образования и введение ЕГЭ заставило нас сделать шаг назад на этом пути. Но это путь естественного развития, а значит, будущее за ним. Игнорирование учителями значимости «объективного» знания уже сейчас – массовая примета российской педагогики. Стремление учителей развивать в каждом ребенке его личный талант, его непохожесть на других скоро заставит российскую школу измениться. Фраза, ставшая в нашем обществе почти классической: «Забудьте то, чему вас учили в школе» – говорит в пользу этого утверждения.
Осталось совсем немного. 
Признать за детьми право собственного заказа на образование и перестать делать из права на образование обязанность.
Перестать бояться детей: они хотят учиться, но только у каждого из них есть свои желания и интересы, с которыми необходимо считаться. 
Научиться предъявлять детям собственные знания о мире, собственную культуру не в авторитарной, а в истинно культурной педагогической форме – дети с восторгом следуют за учителями, которые умеют это делать.
И сказать самим себе, взрослым и всемогущим: школа должна стать сферой услуг. Услуг для тех, кто пришел в нее учиться, для наших детей.

 

Центр образовательной стратегии и методологии «Школа-парк»

Тел: +79055418692

Email: schoolaspark@gmail.com

  • YouTube Социальные Иконка
  • Facebook Социальной Иконка